В Минске троих приговорили к полутора годам, а двое получили по два года колонии за надпись на тротуаре «Не забудем»

Суд Фрунзенского района Минска вынес приговор по делу о хулиганстве из-за надписи «Не забудем» Денису Греханову, Игорю Самусенко и Владиславу Гулису, сообщает правозащитный центр «Весна».

Надпись появилась у станции метро «Пушкинская» возле народного мемориала Александра Тарайковского: он был застрелен на этом месте силовиками во время протестов 10 августа. Уголовное дело об убийстве Тарайковского до сих пор не возбуждено, проверка по нему приостановлена, а на пятерых белорусов, которые решили почтить память убитого, завели уголовные дела.

Обвиняемые получили следующие сроки:

  • Денис Греханов –​ полтора года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа;
  • Игорь Самусенко –​ полтора года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа;​
  • Владислав Гулис –​ два года колонии строгого режима.

Им вменяли хулиганство (часть 2 статьи 339 УК) и умышленное уничтожение или повреждение имущества (часть 2 статьи 218 УК). По данным TUT.BY, дело по второй статье об уничтожении имущества прекратили из-за отсутствия преступного деяния. Сумма ущерба «Горремавтодора» уменьшилась с 10 тысяч белорусских рублей до 255 рублей. Трое обвиняемых возместили его во время заседания суда, каждый – по 87 рублей.

После оглашения приговора Денис Греханов и Игорь Самусенко были освобождены из-под стражи до вступления приговора в силу. В рамках этого уголовного дела они провели за решеткой больше месяца.

Ранее в этом же суде вынесли приговор 25-летней Марии Бобович и 26-летнему Максиму Павлющику, которые написали на тротуарной плитке «Не забудем» (в оригинале – «Не забубем»). Мария Бобович получила полтора года «домашней химии» (ограничение свободы без направления в исправительное учреждение), Максим Павлющик – два года колонии общего режима, сообщает TUT.BY.

Судья Юлия Близнюк постановила признать виновными Павлющика и Бобович по части 2 статьи 339 УК и назначить наказание Павлющику в виде лишения свободы на срок два года в колонии общего режима, Бобович – полтора года «домашней химии», она будет освобождена из-под стражи под подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Такое наказание для них и запрашивала сторона гособвинения. Обоих правозащитники признали политзаключенными.

В суде «Горремавтодор» озвучил фактическую сумму ущерба – всего 211 рублей вместо 7,5 тысячи, о которых заявляли раньше. В связи с этим на судебном процессе с Бобович и Павлющик сняли обвинение по части 2 статьи 218 («Умышленные уничтожение либо повреждение имущества»). Также выяснилось, что надписи не были «циничными».

На последнем слове Максим Павлющик выступил эмоционально, не сдерживая слез, передает TUT.BY. Извинился перед судом и родственниками, сказал, что раскаивается, и попросил дать ему шанс в виде максимального срока «домашней химии», чтобы быть с родными.

Мария Бобович также заявила, что раскаивается и сожалеет о содеянном, попросила не ограничивать ее свободу. Девушка ранее не была судима, поэтому просила «дать шанс стать на путь истинный и дать право на ошибку».

Адвокат Павлющика Александр Филанович настаивал, что потребительские свойства плитки не изменились – она осталась на месте, по ней все так же можно ходить, а проводились лишь работы по уборке.

«Обычный человек, который рисует «Я люблю Свету», совершает хулиганские действия? Максимум, по какой статье можно квалифицировать это дело, – это 17.1 КоАП («Мелкое хулиганство»)», – цитирует защитника издание.

Адвокат Бобович Андрей Мочалов пояснил в суде, что в действиях обвиняемой нет хулиганского мотива, а фраза «Не забудем» имеет прямое отношение к политическим событиям в стране.

Молодые люди не были знакомы друг с другом. Павлющик подошел к Бобович на улице, когда она наносила надпись возле мемориала Тарайковского, и попросил кисточку, чтобы закончить фразу.

Десятого августа во время протестов 34-летнего Александра Тарайковского застрелили сотрудники ОМОНа у станции метро «Пушкинская» в Минске. В МВД сначала заявили, что мужчина погиб от потери крови: якобы в его руке взорвалось взрывное устройство. Однако появившееся после этого заявления видео опровергло версию силовиков. Дело об убийстве Тарайковского силовиками так и не открыто, зато власти несколько раз уничтожали народный мемориал, который люди создавали на месте смерти мужчины.

Источник