«Санкции против силовиков носят символический характер»

Министры иностранных дел стран Евросоюза приняли решение ввести новые санкции против российских чиновников, на этот раз из-за отравления Алексея Навального. Об этом на пресс-конференции в понедельник вечером сообщил глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель.

О том, кто именно подпадет под санкции, пока официально не сказано. Агентство Reuters ранее сообщило со ссылкой на неназванных дипломатов, что санкции могут быть введены против главы российского Следственного комитета Александра Бастрыкина, директора Федеральной службы исполнения наказаний Александра Калашникова, директора Национальной гвардии Виктора Золотова и генерального прокурора России Игоря Краснова.

Пока заявления чиновников ЕС лишь предварительный этап: окончательно санкции утверждает саммит ЕС, очередная встреча глав государств Евросоюза пройдет 25-26 марта.

О том, как могут повлиять новые санкции на отдельных людей и на экономику в целом, рассказал доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов.

— Скорее всего, это движение рубля не связано непосредственно с санкциями, поскольку рубль и до этого демонстрировал тенденцию к снижению курса относительно доллара и евро. Вообще для того, чтобы санкции напрямую отражались на российской экономике, необходимо, чтобы они вели к изменению поступлений от экспорта. До тех пор пока этого не происходит, воздействие санкций непосредственно на российскую экономику остается достаточно слабым. То есть какие-то отдельные движения того же курса рубля в зависимости от публикации информации о санкциях могут быть, но на долгосрочное движение валютного курса это существенного влияния не оказывает.

— Дело в том, что дьявол в деталях. Все будет зависеть от того, кто непосредственно под эти самые персональные санкции подпадет. Если это будут какие-то силовики, то большая их часть в силу действующего в России законодательства и без того не может иметь имущества за пределами России, очень часто многие из них не могут даже покидать территорию России, поэтому введение персональных санкций минимально оказывает воздействие на их чисто человеческую жизнь.

Если же под санкции подпадут крупные бизнесмены, то здесь ситуация совсем другая. До сих пор это был всего лишь один прецедент, когда господа Дерипаска и Вексельберг подпадали под такие санкции – и они принесли им существенные неудобства и определенные материальные потери.

Поэтому, еще раз повторюсь, дьявол в деталях.

— Как правило, руководители силовых служб в силу тех ограничений, которые на них накладываются, априори не могут иметь имущество в странах Евросоюза, априори не могут иметь гражданство этих стран, вид на жительство и так далее. Поэтому введение или не введение санкций против такого рода сотрудников носит исключительно символический характер.

— Скорее всего, если подобная подготовка и была, то она сделана годы назад. Обычно люди, которые занимают такого рода посты, предполагают теоретическую возможность санкций и заранее предпринимают все разумные меры для того, чтобы непосредственно ущерб от этого не получить. Поэтому тут месяц вряд ли играет какую-то роль.

— Самое главное – санкции сделали гораздо менее привлекательной российскую экономику для любых долгосрочных инвестиций. То есть сиюминутного эффекта санкции почти не вызывают, просто потому что текущий денежный поток от экспорта они мало затрагивают, но сам факт наличия санкций приводит к тому, что приток долгосрочных инвестиций в Россию из-за рубежа практически прекратился. Более того, часть российских экономических субъектов предпочитает полученную в России прибыль из России выводить.

Поэтому главный итог всех санкций – это то, что долгосрочные перспективные вложения сократились практически до нуля.

Источник