Скрипаль нуждается в постоянной помощи медиков, он дышит через трубку. СМИ опубликовали стенограмму разговора с дочерью экс-разведчика

Дочь отравленного «Новичком» бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля Юлия рассказала своей родственнице, что отец пытается заниматься спортом. У него есть ограничения по безопасности, из-за которых они редко видятся. Стенограмму телефонного разговора, который состоялся 21 ноября, опубликовало издание MK.ru.

Бывшему российскому разведчику Сергею Скрипалю, который был отравлен боевым веществом «Новичок», из-за коронавирусной инфекции каждые три месяца меняют трубку, через которую он дышит. Об этом дочь экс-полковника ГРУ Юлия Скрипаль рассказала в телефонном разговоре своей двоюродной сестре Виктории. Стенограмму разговора 1 декабря опубликовало издание MK.ru.

Журналисты не уточнили, как получили запись. Но, по всей видимости, от Виктории Скрипаль, поскольку им известно, как на ее телефоне высветился номер собеседницы. Разговор состоялся 21 ноября.

Юлия Скрипаль сообщила, что не живет с отцом, общается в основном с ним по телефону. Она отметила, что отцу сложно разговаривать из-за того, что ему установили специальную трахеостомическую трубку, которая помогает ему дышать.

«Каждый раз, когда трубу меняют, раз в три-четыре месяца, ему трубки с камерами через нос засовывают, мышцы носоглотки проверяют. Но не особо-то они начинают двигаться. То есть вероятность того, что они восстановятся, очень мала. У него в носоглотке поражены только эти мышцы, которые отделяют дыхание через нос и через рот. Когда ему трубку затыкают, он может немного через нос дышать, но ему не хватает воздуха», – рассказала Юлия Скрипаль.

Она отметила, что не знает, будут ли отцу когда-либо снимать эту трубку. 

«Неизвестно. Никто не знает. Поскольку раньше такого отравления не было ни с кем, поэтому про прогнозы говорить сложно. Они все надеются. Но знаешь, с каждым годом эта надежда у меня падает. Папа, конечно, говорит: «Как меня достала эта труба!» Ему приходится с медиком жить, который каждый день эту трубу чистит… Человек, который с ним живет, ему и закупки делает, помогает по дому убраться. А так с этой трубой он сам не может на улицу свободно выходить, чтобы его не узнавали», – рассказала женщина. 

Она отметила, что у Скрипаля сохраняются ограничения по безопасности.

«Я-то не особо кому нужна, просто через меня можно на него выйти. А так он живет там с медиком. Чувствует себя хорошо. Я сейчас из-за локдауна вообще его не вижу. Он в группе риска, у него и так труба в горле. Куда ему еще кашель или еще чего-нибудь?» – отметила Юлия Скрипаль. 

Она сообщила, что отец пытается заниматься спортом.

«У него беговая дорожка, силовые упражнения», – сказала женщина.

Юлия Скрипаль, согласно стенограмме разговора, почти полностью восстановилась. Из последствий отравления у нее остались только проблемы со зрением.

Она рассказала, что старается не разговаривать с отцом об отравлении, но у него есть чувство вины.

«Ему очень жаль, что меня на этот маховик репрессий накрутило случайно с ним. Он себе этого простить не может никак. Я говорю: «Да ладно, все нормально, хорошо, что я приехала. А был бы один, никто тебя в доме не нашел бы, так бы и помер». Мы хоть были на улице, в людном месте. А так бы точно никакого шанса не было, если бы он один был», – сказала Юлия Скрипаль. 

Из разговора следует, что Скрипали, вероятно, по-прежнему живут в Великобритании (в июне британские СМИ писали, что Скрипали сменили имена и фамилии и переехали в Новую Зеландию либо Австралию). Скрипаль живет на съемной квартире, но планирует приобрести постоянное жилье.

Скрипаля и его дочь Юлию госпитализировали с симптомами отравления в британском Солсбери 4 марта 2018 года. Позже оба вышли из критического состояния.  

Британское следствие выяснило, что во время покушения использовался разработанный в России нервно-паралитический агент «Новичок». Правоохранители считают, что вещество было нанесено на ручку входной двери дома, в котором жил Скрипаль.

В сентябре 2018 года в прокуратуре Великобритании назвали фамилии подозреваемых в нападении на Скрипалей – это россияне Александр Петров и Руслан Боширов. Тогдашний премьер-министр страны Тереза Мэй подчеркнула, что они являются офицерами Главного разведывательного управления, которое подчиняется министерству обороны России. Двое мужчин, чьи фото опубликовала британская прокуратура, заявили в телеинтервью, что действительно были в Солсбери в марте, но ездили туда исключительно на экскурсию. Свою причастность к отравлению и работе на ГРУ они отрицали.

В расследовании группы Bellingcat и The Insider утверждалось, что человек, известный под фамилией Боширов, – это полковник Главного управления Генштаба РФ Анатолий Чепига. Также были обнародованы результаты второго расследования, согласно которым настоящее имя Петрова – Александр Мишкин. Он – военный врач, выпускник Военно-медицинской академии имени Кирова.

Источник